92.6321
100.1776
27.02.2024
06:26:21

Противоречие между прокурорами подвергает риску судьбу 10-летней Маргариты

Похоронив родную сестру четыре года назад жительница Краснодара Марина Родионова столкнулась с новыми ужасающими обстоятельствами: благополучие ее племянниц – родных дочерей сестры - оказалось в опасной зоне. Чтобы защитить девочек и не дать судебному произволу сломать им жизнь, Марина обратилась в редакцию «Альфа news».

- Олеся умерла от рака. Она была замужем, у нее двое детей. Муж часто уходил в запой на две-три недели. Когда он выходил работать, ситуация складывалась более стабильно. Когда пил, сестра болела, детей забирала мама или я, – объясняет Марина.

На момент трагедии старшей девочке было 15, младшей – шесть. 

- После смерти сестры он обещал бросить пить и заняться воспитанием детей. Но позже я стала замечать, что с девочками что-то происходит не то. Они стали приходить ко мне на работу кушать, потому что дома их перестали кормить. Одно время моя мама приходила к ним и готовила, но он запретил ей ходить туда. Затем старшая - Виолетта - стала плохо чувствовать себя и в один день потеряла сознание. Ее на «скорой» увезли в детскую больницу. Врач сказал, что у нее эмоциональное истощение. Я вывела ее на разговор, - признается тетя девочек. - Виолетта расплакалась и рассказала, что она очень боится, что ее жизни угрожают. Тогда я подложила ей диктофон и услышала, что происходит у них дома. Я была в шоке от отношения к девочкам. Еще выяснилось, что он в среду и пятницу ходил на какие-то собрания, куда водил и Риту (младшую из сестер – прим. ред.).

Перед смертью мама оставила девочкам наследство, заверив необходимые документы у нотариуса, – квартиру в Краснодаре.

- Но отец девочек стал судиться и заявлять о том, что это его деньги, а Олеся якобы ни при чем. Органы опеки подали заявление в суд. Когда покупалась эта квартира, даже мы добавляли на нее деньги. По сути он хотел оставить дочек без жилья. Суд решил присудить ¼ долю жилья одной девочке и ¼ второй. Но он пошел дальше и подал апелляцию. То есть он не играл в интересах детей. Правосудие в итоге встало на строну девочек. Но факт, что отец претендовал на их законное право в вопросе квартиры остается фактом, - отмечает Родионова.

Марине ничего не оставалось делать, как обратиться в правоохранительные органы.

- Я подала заявление в полицию и иск в суд об ограничении его в родительских правах. Три года я с ним судилась и продолжа судиться (№ дела 33-11659/2020), три года я доказывала каждый день его непозволительное отношение к детям. Старшая племянница жила со мной и тоже давала показания. Мы предоставили записи. Его ограничили в родительских правах и с боем нам удалось забрать Маргариту, - вспоминает как страшный сон происходящее собеседница «Альфа news». - Сначала девочек отправили в детский распределитель по типу детского дома. Когда Маргариту забрали, она боялась вообще всего. У меня дома она гавкала, вела себя неадекватно, писала в штаны. Он всячески подавлял волю детей, не давал им рот открыть, изгалялся.

С подачи тети с девочкой начали работать специалисты, курс за курсом бережно выводя ее из состояния вечного стресса.

- У психологов она стала раскрываться и рассказывать, как над ней издевались. Что ее ставили на горох, что у папы появилась новая тетя и эта новая тетя приказывала папе, как он должен наказывать Риту. Малышку поднимали в четыре утра, чтобы она убирала в доме. Ей показывали видео с фактами жестокости. Маргариту били и заставляли надевать длинные лосины, чтобы не было видно синяков на ногах, - говорит Марина.

Эти страшные события Рита вспомнила и в Советском суде Краснодара. На тот момент ей было уже 10 лет.

- Когда мы предоставили все доказательства, в том числе и доказательства того, что он не помогал детям, не кормил, не содержал все это время, украл у старшей дочери пенсию, суд вынес решение лишить его родительских прав и обязать платить алименты. А через какое-то время мне пришло письмо-уведомление от прокурора. В нем было высказано предположение о том, что решение Советского районного городского суда Краснодара вынесено с нарушением норм материального и процессуального права и было выражено прошение отменить данное решение и принять новое, - негодует женщина.

Поясним. После решения суда о лишении прав горе-отца, в феврале 2020 года ответчик поспешил подать апелляцию. На это обстоятельство отреагировал прокурор и направил в апелляционную инстанцию Краснодарского краевого суда возражение на апелляционную жалобу. А спустя четыре месяца вопреки существующему возражению, новый прокурор в деле просит восстановить срок для подачи апелляционного представления на решение Советского районного суда Краснодара, отменить существующее решение и принять новое. Марина считает, что такая просьба выходит за рамки закона, поскольку все нормативы изначально были соблюдены.

- Есть доказательная база, согласно которой ясно, что этот человек не занимался воспитанием детей, не содержал их, не обеспечивал. Была только угроза с его стороны. - Каждый раз я отслеживала, когда же крайсуд назначит заседание. 1 июня мне поступил звонок о назначении заседания на 3-е число. Я так удивилась, потому что так быстро заседания не назначают. Мы пришли на заседание, где судья объявляет, что прокурор Карасунского округа просит в представлении возобновить сроки, - уточняет Родионова. - В нем написано, что папа очень приличный человек, что его лишать родительских прав нельзя. Что он такой хороший и он исправился. Ни одного слова о показаниях ребенка и мнении девочек. Ни одного слова о наших доказательствах. Прокурор, который присутствовал у нас на судебных заседаниях, подает возражение, а тут подпись другого прокурора. Я, конечно, несильна в этих делах, но это противоречащие друг другу документы.

Ее пугают эти обстоятельства.

- Нельзя Маргариту подвергать такой опасности. Это невозможно. Я ее полтора года лечила, просто вылечивала от всех страхов и боязней. И до сих пор у нее страх, - констатирует тетя девочек.

Поспешность, с которой происходит обмен информацией между прокуратурой и краевым судом, заставляет задуматься о наличии коррупционной составляющей Родионову и ее представителя в борьбе за права детей.

- Прокурор, подавший апелляционное представление, не знаком с материалами дела. И указывает, что решение получено прокуратурой за пределами срока обжалования, хотя в деле имеется возражение от прокурора, принимавшего участие в процессе и знакомого со всеми материалами дела. 2 июня в суд сдано представление прокурора, спустя более чем полгода, после вынесения решения. 3 июня в краевом суде озвучена просьба восстановить срок прокурору, - отметила представитель Марины Анна Романова. - Необходимо выяснить причину, по которой прокуратура Карасунского округа резко сменила курс спустя полгода. Для этого мы намерены подать заявление о возбуждении уголовного дела в отношении прокурора подавшего заявление, противоречащее позиции прокуратуры в процессе и подавшего заявление с апелляционным представлением.

Марина Родионова просит общественность и правозащитников обратить внимание на происходящее и не дать искалечить жизнь девочек, которым так рано пришлось понести страшную боль утраты и оказаться в ловушке равнодушия и жестокости отца.

Ирина Борс

07.06.2020 19:00

Другие новости по теме:

Лента новостей

Северный Кавказ

Сегодня в мире

Персона

Спец. проект

Голос народа

Наверх