Название партнера
75.1996
91.1946
03.12.2020
19:16:14
Предложить новость

«Ресницы – это красивый вирус», - lash-мейкер Анна Гасанова

Анна Гасанова – сертифицированный lash-мейкер. Это про таких говорят «рождена для профессии». Сейчас, чтобы попасть к ней на наращивание ресниц, нужно записываться за 2-3 месяца. И, да, желательно быть уже в списке ее постоянных клиенток. Но может и повезти. История успеха ресничной феи из Краснодара, переехавшей в Беларусь.

Будущая профессия мастера по наращиванию ресниц Анне приснилась, и два диплома о высшем экономическом образовании заняли почетное место на полке, уступив позиции сертификатам с beauty-курсов. Талант и чуткость к красоте взяли верх.

17 лет назад Анна переехала из Краснодара в город Лида (Беларусь), где у нее кроме супруга и детей никого не оказалось. Начинать пришлось с нуля, без возможности выполнить первые работы на подружках или одноклассницах. Обстоятельства продиктовали условия и на раскачку времени не оставалось. Возможно, это объясняет быстрый профессиональный рост и головокружительный успех. Ее работы видно невооруженным глазом. Они оставляют в душах представительниц прекрасного пола как восхищение, так и раздражение.

Почему ресницы обречены на вечное существование, в чем секрет коммуникации с клиентами, как стать востребованным и какими качествами нужно обладать, чтобы ужиться в консервативной Беларуси, корреспонденту «Альфа news» рассказала успешный lash-мейкер и преподаватель Анна Гасанова. 

Instagram: @resnichki_gasanova_anna

Как Вы пришли в эту профессию?

- У меня два высших экономических образования, но я сижу и наращиваю ресницы (смеется). Когда моему младшему ребенку было четыре года, я приехала к маме в Краснодар. Мы каждое лето приезжаем погостить. Я жила и училась в Краснодаре. Затем вышла замуж и уехала в Беларусь. И вот в один такой прекрасный день, находясь снова на родной земле, я проснулась с диким желанием наращивать ресницы. Эта профессия мне приснилась. Как какое-то озарение.

До того как пойти учиться, я видела работы на девочках, которые мне не нравились. И, наверное, мне захотелось изменить этот мир. Меня, кстати, никто тогда не поддержал. Ни муж, ни мама. Единственное, только папа встал на мою сторону, сказав: «на, дочечка, деньги, иди учись, выбирай себе преподавателя». Муж сказал тогда: «Это женские капризы. Ты этим заниматься не будешь. Иди работай по своей специальности». Мама тоже так считала. И я пошла учиться у сильнейших преподавателей Краснодара. Я безумно благодарна им за то, что они открыли мне новый мир.

Сейчас у меня своя студия. Там работаю только я. Не хочу пока нанимать работников. У меня большая база, свои постоянные клиентки. У нас, между девочками, все интимно. Я не только lash-мейкер, но, получается, и психолог. Поэтому, когда я прекращала работать на дому, девочки переживали. Им было очень комфортно со мной поговорить, чем-то поделиться. Мы и разводились, и хоронили, и свадьбы играли, и детей рожали, и дома строили – все вместе проходили. Им важно оставаться со мной наедине.

Подчеркну, что кроме мужа и детей у меня здесь никого не было. И всего за четыре года я сама себя сделала. Про меня некому было пустить «сарафанное радио». Я приехала и начала работать на дому. Через полтора года работы я закрыла запись с одним только выходным – в воскресенье. В таком ритме я работаю уже четыре года. По девять часов в сутки. И я их (ресницы) еще не разлюбила (смеется).

Вы помните своего первого клиента?

- Это моя мама. Причем она заплатила мне деньги. Это был настоящий клиент. Процесс прошел у нас плодотворно. Мы сначала сделали один глаз, потом бедная моя мама ходила еще два часа так, с одним глазом нарощенным, поскольку она устала, потом мы доделали второй. Но это было не на следующий день. Мы все-таки уложились в один, но с перерывом.

Главное удовольствие, которое Вы получаете в работе?

- Результат и эмоции девочек. Ты выложился по полной, девочка открывает глаза и ты «вау» от своего результата. Ты видишь, что ты нигде не накосячила, правильно подобрала эффект, спрятала асимметрию. Вообще, я люблю сложных девочек. На них ярче видны твои подчеркивания их красивых качеств, мягкое ретуширование их особенностей. Я не называю это недостатками.

А как обстоят дела с записью к Вам?

- Ко мне сложно попасть и все это в городе знают. Этим я уже даже вызываю раздражение, потому что: «Где ты делаешь? У Гасановой. А, она никого не берет». Я могу взять разово. Бывают такие случаи, когда девочки заболевают, и если я хочу поработать, а не отдохнуть, то я беру разово к себе и предупреждаю сразу об этом. Сейчас у меня идет запись уже на август. То есть у меня запись на 2-3 месяца вперед моими же девочками. 

Какая форма ресниц Вам нравится больше всего?

- LD либо L+ он еще называется, и M. Это мои любимые изгибы. Вообще, мне нравятся все ножкообразные ресницы. И как они на глазках, и как они носятся, и работать с ними люблю.

А к цветному наращиванию как Вы относитесь?

- Это страсть. Но у меня много постоянных клиентов. Я практикующий мастер и нужно брать моделей для работы с цветными ресницами. У меня нет на это времени. Я очень люблю это. Но Беларусь очень консервативна. Она очень аккуратно подходит ко всему экстравагантному, новому. Есть, конечно, молодые девчонки, которым хочется все попробовать. Но у меня, увы, таких «постояшек» нет.

Сложно ли выстроить коммуникацию с клиентами?

- Меня уже девочки раскусили. Я просто очень душевный человек, эмоциональный, открытый. Девочек подпускаю близко к своему сердцу. Ну, наверное, как и все южные люди. Здесь все немного по-другому. Когда меня сюда привез муж, я много плакала и рыдала. Люди здесь необщительные, неконтактные. Они более закрытые, сами себе по норкам. В таких условиях реально сложно, нам, южным людям. Мы зашли в маршрутку и можем поговорить со всеми. Здесь такого нет. В Краснодаре сейчас это тоже изживает себя, потому что все утыкаются в телефоны. Другое просто время. А 17 лет назад, когда я только сюда приехала, это ощущалось по-другому. Но я знаю одно: даже девочки, которые кажутся неприятными или высокомерными, буки, они все маленькие дети внутри. Когда они приходят, они все такие важные, надевают маску какой-то ценности. И когда ты не обращаешь внимания на эту маску и общаешься с ними, как с хорошей подругой, в этот момент они так меняются, так теряются. Мне очень нравится наблюдать за тем, как девочки начинают таять.

Я никогда не задаю личных глубоких вопросов. Если они захотят поделиться чем-то сокровенным, они сами это сделают. Я благодарна, конечно, этой работе за то, что я была здесь такая одинокая в плане общения, подруг, а теперь у меня их столько много. Вот недавно, например, моя клиентка одолжила мне просто огромную сумму денег. Человек, который проходит ко мне раз в месяц. Мы с ней не пьем кофе где-то, не встречаемся. Просто мастер и клиент. Вот настолько у меня сейчас хорошие, доверительные отношения с моими девчонками. И у меня очень хорошие. У нас глубокие отношения, больше, чем ресницы. 

С какими трудностями сталкиваетесь в работе?

- За все четыре года у меня не было никогда скандалов. Я всегда предупреждала девочек, что если им что-то не нравится в наращивании, не нужно там говорить маме, сестре, кому-либо еще, что что-то не так. Вы обратитесь ко мне. Я же ваш мастер, я вам помогу. И все. То есть, когда клиент чувствует, что его не бросили, бабки содрали и иди отсюда, чувствует участность, то девочки всегда идут на контакт. 

А поначалу было такое, что хотелось все бросить, встать и уйти (смеется). Были трудности психологические. Саму себя заставить дальше продолжать работу при непростом наращивании. Сложности были понять клей первое время. Сейчас я понимаю, что нужно видеть, чувствовать этот клей, не по шаблонам работать. Тогда и носка будет прекрасная, и чистота работы.

Правда ли, что разговоры во время наращивания замедляют процесс?

- Замедляют, это так. Особенно, если говорю я. Если говорит клиент и мимика лица не активна, то нет. Но если девочка эмоциональна ,конечно, да, мешает и влияет на скорость. Но у меня есть такие девочки, на которых я просто увеличиваю время. Им это нужно, и я это знаю. То есть, я учитываю время, ориентируясь и на характер. 

Кому бы Вы могли порекомендовать свою профессию?

- У меня было очень много учениц. Только с начала этого года я обучила 24 девочки. Причем я беру маленькие группы по 2-3 человека. Поначалу я тоже думала, что эта профессия подойдет девушкам медлительным, усидчивым. Да, они будут хорошими lash-мейкерами, но они будут долгими lash-мейкерами. А девочки, которые более активные и энергичные становятся скоростными мастерами. Главными качествами я считаю уверенность в себе и целеустремленность. Эту профессию нужно добиться, она легко не дается. В принципе, как и все начинания. С первой работы lash-мейкер должен просто влюбиться в ресницы. Ресницы – это больше, чем деньги и заработок. Это любовь. 

Частые ошибки начинающих?

- Неуверенность в себе, опускание рук и мало практики. Нужно не стесняться своей новой профессии, наоборот. Всех, у кого ресницы, класть под пинцеты. Важно наработать опыт. Чтобы была скорость, уверенность. Все остальное можно победить.

О чем бы Вы хотели предупредить тех, кто собирается получить такую же профессию как у Вас?

- Пусть будут готовы к тому, что ресницы займут большую часть их жизни. Мне ресницы снятся. В такие моменты я понимаю, что мне нужен отдых (смеется).

Сколько по времени Вы наращиваете ресницы?

- 2Д и 3Д от 1:35 до 2 часов максимально. Если ресницы очень густые, три часа они могут занять. Но это бывает нечасто. 4-5Д от 2 часов до 2:30. «Голливуд» около трех часов. Поэтому меня еще за скорость выбирают. Я занимаюсь адаптивным наращиванием. Под каждую ресничку я подбираю свой вес и объем, учитывая цикл ресницы. У меня девочки с большими объемами до двух месяцев ходят. Да и обычные объемы редко кто у меня носит четыре недели. Обычно пять-шесть недель. Это тоже важно. Не опускать руки, когда носка непродолжительная. Наоборот, должна ярость просыпаться. Задаваться вопросом: «Почему такая плохая носка? Ты так старался, так старался». И искать ответы.

Как стать востребованным специалистом?

- На первом месте должно стоять качественное обучение. Не онлайн, это точно. Сначала нужно в себя вложить. Это очень важно. Второе, я считаю, важно быть целеустремленным, общительным, внимательным к желанию клиента. Это просто обязательно. Они не должны разбираться в ресницах. Клиент пришел, чтобы ты ему все рассказал и помог подобрать нужный объем и эффект. И, конечно же, нужно много работать. Над собой, над своими работами.

В чем секрет Вашего успеха?

- Я беру количеством людей, а не количеством работ. И большое внимание уделяю качественному наращиванию. У меня много клиенток.

Это любовь к ресницам и стремление к совершенству каждой своей работы.

Даже дома работая у меня были цены, как в салоне. Я всегда держала уровень. Мне это вложили мои краснодарские преподаватели. Меня учили никогда не обесценивать свою работу. Мастерство и душевность - совокупность этих качеств должна быть, чтобы к тебе пошли люди. Причем в том городе, в котором тебя вообще никто не знает. Девочки сами меня находили и записывались. Я помню свою первую клиентку здесь. Она нашла меня через «Вконтакте», записалась и после я ей говорю: «Вот теперь, Даша, ты моя живая реклама». Я же так надеялась, что будет сейчас «сарафанное радио». А она поворачивается ко мне и так говорит: «Ты что? Нет, я буду одна такая красивая ходить». (смеется)

Как Вы видите свою профессию в будущем?

- Ресницы будут жить вечно (смеется). Как и вирусы. Но только ресницы – это красивый вирус. Вирус появляется и остается с нами навсегда. И это правда. Ресницы вызывают привыкание. Но это красиво. Почему ресницы не выйдут из моды, потому что они многогранны. Ты можешь сделать короткие или длинные, эффект лучей или мокрые. Единственное, что может быть, это мои догадки: наш век очень быстрый и скорей всего мы придем к наращиванию готовыми пучками. Они уже есть на рынке, но они не очень удобны. Сейчас у них толстая ножка, из-за этого с ними не удобно работать, они очень дорогие и невыгодные. Все-таки будут над этим работать, потому что скорость наращивания будет колоссально уменьшаться от готовых пучков.

Сейчас пучки формируются вручную. До 280 пучков на одном глазу. Это адский труд. И поэтому много тратится времени на формирование пучка. Но я думаю, что девочки всегда будут любить эксклюзив. В этом особенность каждого мастера: видно его руку, какое открытие пучка, какой наклон. Это можно сравнить с борщом. Мы готовим из одинаковых продуктов, но у каждой хозяйки вкус разный, свой. Вот так и здесь, любая работа мастера выполнена по-своему и она уникальна.

Спасибо за интересную беседу.

Виолетта Шатакашвили

25.06.2020 09:00

Фотографии

Другие новости по теме:

Название партнера

Лента новостей

Название партнера

Сегодня в мире

Топ-100 красивых женщин Юга России

Персона

Спец. проект

Голос народа

Питомец года

Тайны любви

Анонс спецпроекта

Пластика krd

Дневник пациента

Премия "Взгляд Женщины 2019"

100 самых красивых маленьких принцесс Юга России

"ТОП-10 лучших lash-мейкеров России"

LUXURY PEOPLE'S WORLD

Путешествие

Наука и техника

Автоновости

Лица

Название партнера
Наверх
reg